Рыбалка в Никольском (часть 2)

 

Перенести шатер оказалось делом десяти минут. Перекатили дыни, арбузы, остальные припасы. Мы на новом месте! К моменту переезда, лодки уже давно собрали и даже кое-что поймали. Настроение на высоте и все полны оптимизма. По этому поводу вскрыли арбуз, нарезали по-братски, разлили.

За рыбалку, за встречу, за Волгу, за нас!

Ввыпили, ещё разлили и вновь выпили. Очередной арбуз кончился, в голове зашумело и настало состояние безмятежности. Стало казаться, что проблемы существуют лишь за далёким горизонтом, что мы здесь уже давным-давно, что потерялись во времени и пространстве, что лето никогда не кончится и, что Земля плоская, а небо бесконечное. Теплый октябрьский вечер на Волге.

Вечер на нижней Волге. Никольское

Ночь была необычайно шумной и суетливой из-за кошек, которые орали, карабкались, прыгали и вновь истошно вопили. Они делили, найденный на нашем столе сыр - круглый Ламбер, который они придварительно укатили под куст. Ночь - время делить награбленное добро. Нижняя Волга - край сплошных потерь. Не утопишь в воде, украдут со стола. Не украдут со стола, забудешь на дереве.

Утром все были на ногах, рылись в пока ещё пухлых коробках, перебирая приманки, пили кофе, пиво. Пора на воду.

Сегодня наш путь лежал вверх по Волге. Левый берег, затем - правый. Троллинг. Из Москвы нам привезли горсть воблеров Mirrolure, купленных на распродаже по 100 рублей. Теперь есть что отрывать. Через полкилометра наткнулись на изрезанный рельеф - рай для судака. Последнего не пришлось долго уговаривать.

Нижневолский судак на троллинг

Неожиданно впереди появилась лодка, которая шла встречным курсом прямо на нас. Приблизившись, мы заметили мужика, по-видимому нетрезвого с глазами, смотревшими в разные стороны. Правил подозрительный субъет точно на нас.

Как дела мужики? Клюет? - заорал косоглазый, мелькнул и пропал за кормой.

Мы еле увернулись от столкновения. Боже, сколько подобных идиотов на Нижней Волге?! Легковерные неумехи, одураченные рекламными сказками владельцев рыболовных баз, считающие, что рыбу здесь поймает любой придурок, они во множестве тщетно бороздят здешние воды. Волга, как и любая река, никогда не отдавала свои богатства просто так. А уж в последние годы - тем более!

Дальше по левому берегу начинался длинный песчаный полуостров, сплошь утыканный ставными сетями. Сказывалась близость крупного населенного пункта. В этих краях работает железное правило - ближе к людям - больше сетей! Правый берег Волги выше Никольского производит неизгладимое впечатление. Течение реки бьет в берег, подмывая его и образуя крутояр. Глубокие ямы тянутся приблизительно на два с лишним километра. Береговая линия неровная, изрезанная. Имеется масса карманов с обратным течением. Лунный пейзаж, джиговый рай?

Утесы на Волге у села Никольское

Отнюдь. Из-за несильного обратного течения, здесь очень удобно ставить сети. Присмотревшись, можно заметить многочисленные пластиковые бутылки - края сетей. Последние наглухо перекрывают не только карманы, но и часто выдаются в реку. Зацепов не избежать.

Берег Волги у села Никольское

Расположившиеся на противоположном берегу браконьеры, спрятавшись от ветра за убогим целлофаном, тревожно наблюдали за нашими перемещениями. Здесь их место, их снасти. Здесь нет рыбнадзора, здесь они по очереди ловят сплавными сетями. Сначала Петр, потом Ильич, затем Василий. И так по кругу, до бесконечности.

Постепенно ветер усилился и настала пора возвращаться. У "стен" мы порыбачим завтра. Сегодня же можно отдохнуть, расслабиться. Но, возможно ли это на рыбалке? При входе в Аргунку, справа, появилась какая-то активность, всплески. Жерех или чехонь? Вечерняя забава обеспечена.

У других наших товарищей так же рыба поклёвывала и все вернулись довольные. Судаки, щуки, оторванные как всегда воблеры.

Дядя Вова и щука

Рыболовный лагерь на Волге

Вечером решили расслабиться. Стали жарить рыбу и жечь костер. Поваром в этот раз был я, костровыми - все остальные. Быстро темнело. Рыба была готова и все уже сидели за столом разливая пиво и другие более крепкие напитки, как появилось существо.

Богомол

Насекомое сидело на шатре и меденно шевелило передними конечностями. Казалось, оно играло на пианино. При этом, голова его поворачивалась из стороны в сторону, словно насекомое читало партитуру. Богомол! Он следил за нами своими желтыми глазами.

По мере того, как костер разгорался, а день угасал, стала появляться другая живность. Первыми возникли две кошки, которые принялись вновь сновать под столом и что-то делить. Затем появились остальные - чёрные мелкие сверчки, паучки. Они грелись у костра вместе с нами.

Появление тарантула произвело фурор. Чёрный, размером с наручные часы, он, возникнув из-под упавшего листа, приблизился к костру и застыл, смешно подняв передние лапы.

Пора спать. Сон лечит любые кошмары.

Под утро с юго-востока задул ветер, теплый и крепкий. Моряна - это плохой знак. Теперь на Волгу не сунешься. Шторм, - так рассуждал я, открыв дверь машины и пуская табачный дым в полное звезд осеннее ночное небо. Ну и что, будет возможность половить джигом в Аргунке на близлежащей яме. Так и вышло, мало того, ветер отныне сопровождал нас вплоть до отъезда.

Стратегически правильный выбор места стоянки сделал свое дело. В то время, как на Волге разыгрывался шторм, защищенная от ветра, узкая Аргунка продолжала радовать нас хорошей рыбалкой. Не очень добычливой, но интересной.

К сожалению эта протока, по левому берегу которой расположены многочисленные стоянки, не избежала общей участи - любое более или менее глубокое место или яма загажены рукотворной нечистью, которую "предприимчивые рыболовы" закинули в реку, да так и оставили. Тут можно найти многочисленные китайские сети, переметы, груза с обрывками веревок, остатки крепких сазаньих оснасток, целую флотилию бутылок на поверхности. Именно здесь нам предстояло ловить на джиг.

Аргунка. Джиг на нижней Волге

Надо ли рассказывать про то, как буквально на глазах стали таять запасы поролонок, офсетников? Как быстро образовался дефицит грузов? Тем не менее, щука ловилась регулярно по утрам. Затем, клёв прекращался и возобновлялся ближе к полудню. Вечером щука уступала место судаку. Черному.

Черный судак на джиг

Как-то утром, мимо нас, по берегу, прошла компания рыболовов с удочками -  это были соседи, приехавшие накануне. Замыкал шествие толстый дядька с вращающейся блесной на спиннинге. От него мы услышали удивительную историю про то, как они объехали всю Астраханскую область, побывали на раскатах и выше Астрахани. И, что это уже третий пункт их долгого путешествия. И, что рыбы нигде нет.

А где тут ловится судак? А жерех? Много? Крупный? - спросил толстяк.

Мы растерялись. Не нашли, что ответить. Глядя вслед уходящему я подумал: - Может это и неплохо, постоянно гоняться за ускользающей рыболовной удачей, наивно полагать, что она подстерегает тебя, если не здесь, то за следующим поворотом. И пусть ты мало знаешь и мало умеешь, но именно эта наивность не дает растерять веру. Так ли уж мы правы гоняясь за мифическими трофеями? Пусть мы кое-что знаем и умеем, ну и что? Вдруг мы потеряли что-то очень важное?

Предпоследний день. Ветер стих и мы отправились вверх от Никольского, подальше, мимо "стен", мимо Клюйской, Сармы, Фурской, по направлению к Соленому Займищу. Там, по слухам, не ступала нога человека, а огромные судаки заняты тем, что ждут появления какой-нибудь приманки. Наша вера в рыболовную Фортуну сильна как никогда. Так даже интереснее.

Впрочем, очень скоро выяснилось, что в самых глухих местах существуют свои, самые глухие браконьеры, стоят самые глухие сети, а дно усеяно самыми глухими зацепами. Пройдя около двадцати километров троллингом по самым убойным местам, свою рыбу мы поймали - трехкилограммовую щуку и несколько судаков. И это на Волге!

Финальный нижневолжский судак

Конечно это не рыба мечты, но такова она - рыболовная удача. Как сказали бы калмыки - C'est la vie...

Утром, собравшись, мы в одиночестве заехали на паром. Затарахтел дизель, паром дрогнул всем своим железным телом и медленно потащил нас в Никольское. Желтый берег начал удаляться и вскоре совсем исчез, превратившись в воспоминания.

24.10.2009

 

<< Назад